Приход святителя Николая Архиепископа Мир Ликийского Чудотворца - Обретение мощей прп.Серафима, Саровского чудотворца
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
Татарстанская митрополия, Казанская епархия, Зеленодольское благочиние
Сайт создан по благословению митрополита Казанского и Татарстанского Анастасия

Обретение мощей прп.Серафима, Саровского чудотворца

Мы даже не npeдставляем, насколько глубоко вошёл образ преподобного Серафима Саровского в на­ши сердца и умы.

Даже и неверую­щие, но прocто любящие Россию люди непременно знают два вы­ражения старца:

Господь помилу­ет Россию и приведёт её путём ве­ликих cтpаданий к великой славе», - эти слова служат залогом нашей надежды в безсмертие России.

И второе: «Стяжи дух мирен, и около тебя спасутся тысячи».

эти слова святого cтaрца - руководство к личному спасению каждого, и вместе с тем ощущение единения людей, собираемых духом Святым.

В России никогда не бывало спокойных времён. Читаешь книги по истории Отечества: войны, смуты, революции ... Особенно тяжёлы­ми кажутся только что прошедшие два века: XIX и XX. XIX - век под­готовки революций, покушений на царский трон. Век ХХ весь залит кровью мучеников российских.

Но именно в эти два века рядом с нами был и перешёл вместе с на­ми в век ХХI преподобный наш батюшка старец Серафим, Саровский чудотворец. Он показал, что в любое время, можно сохранить и спа­сти свою душу. Условие одно: душа, данная Богом, должна служить Бо­гy, а свою человеческую волю надо растворить в воле Божией. Небесный посланник, ангел всея Руси, преподобный Серафим

 не из дальних стран приплыл, сошёл к нам не с небес, он появился . в семье благочестивых курских жителей Мошниных: Исидора и Ага­фьи. Любящие батюшку православные знают его биографию. В ней нег ничего сокрытого, она на виду. Глядя на его жизнь, мы видим, что спасение возможно для каждого. Он никакой не особенный, самый простой человек Крещёный Прохором во имя святого апocтола от 70-ти Прохора, младенец с малых лег рос в церковной ограде. Этому  помогло то, что отец его Исидор брал церковные подряды на cтpоительство храмов. Однажды отрок Прохор упал с высоких лесов строящегocя собора. Думали, не жилец - умрёт: сильно расшибся.

И здесь происходит чудо. Отрока посещает Пресвятая Дева Богородица, Царица Небесная, и исцеляет его. Это было первое посещение Божией Матерью преподобного Серафима. А всего их за его земное жительство было двенадцать.

Прохор признаётся матери, что всей душой, всем сердцем желает посвятить свою жизнь Господу, что тяготится занятием торговым де­лом, к которому его начинали приучать. Боголюбивая Агафья понима­ет своего сына и блaгoсловляет идти в монacтыpь большим медным распятием, которое он носил на груди всю жизнь, до самой кончины. Кроме материнского, Прохор получает благословение и монаше­ское. С пятью своими сверстниками он идёт в Киево-Печерскую Лавру и посещает прозорливого старца Досифея. Под этим именем подвиза­лась в затворе старица высокой духовной жизни, в миpy дворянка Да­рья Тяпкина. Досифей прямо указывает Прохору на место его будущих подвигов: «Гряди, чадо, В Саров, и пребуди тамо. Место сие будет тебе во спасение. С помощь ей там окончишь ты и земное странствование. Святой ДУХ, Сокровище всех благих, упра­вит жизнь твою во святые.

Полностью это место называлось: Темниковска, Саровская, Успен­ская общежительная мужская пустынь. Она была на границе Нижего­родской и Тамбовской гyберний, между речками Сатисом и Саровкой, притоками Оки. Основана на месте старого городища Сараклыч иеромонахом Исаакием, в схиме Иоанном, в 1706 году от Рождества Хри­стова. Отличалась cтpoгостью монашеских уставов.

Глубоко символично то, что в Саровскую пустынь Прохор прибыл в канун праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы.

Старательный образованный юноша, замечательный плотник ­инок Прохор был горячим молитвенником и незаменимым послуш­ником. Впоследствии он сам, давая наставление инокам, говорил об их страшных и сильных врагах - празднословии, унынии, скуке: «Эти опаснейшие искушения для новоначальных врачуются молитвой, воз­держанием от празднословия, посильным рукоделием, чтением слова Божия и терпением, потому что рождается уныние от малодушия, без­печности и празднословия».

Сам преподобный прошёл все монастырские пocлyшания: был по­номарём, будильщиком, истопником, хлебопёком, особенно искус­ным плотником и столяром. Его трудами были изготовлен кипарисный престол для придела храма Зосимы и Савватия.

В канун праздника Преображения 1786 года настоятель обители иеромонах Пахомий поcтpигает инока Прохора в монашество с име­нем Серафим, что означает «пламенный». Серафимы - высшие и бли­жайшие к Богy чины Ангельские.

Как высказать нам, грешным, всю меру страданий и трудов нашего любимого батюшки? Как представить тысячу дней и ночей стояния на камне, когда мы и часа одного неподвижно простоять не можем? как представить молчание в затворе, когда мы непрерывно занимаем­ся разговорами, многоглаголанием? как сопоставить наши обеды и ужины с трапезою батюшки? Вспомним его огородик, овощи, траву cныть. А завтраков у старца и не бывало, ибо ночной молитвенный подвиг переходил в утреннее долгое правило, длившееся до обеда. Ка­кой упрёк нам ежедневное хождение батюшки в Божий храм при на­шем нерадении к Божественной литургии. Но и таких нас, грешных и суетных, любит Господь. И таких нас любил и любит батюшка Сера­фим. Его любовь растворяет времена. Это не когда-то, а сейчас и каж­дому из тех, кто обращается к нему, батюшка ласково говорит: «Ра­дость моя, Христос воскресе!-

И когда делаешь даже небольшое молитвенное усилие, то слышишь батюшку. Его голос остался здесь, в дивеевских просторах, у речек Са­ровки и Сатиса, у источников, в которых всё та же животворная, цели­тельная вода, которую пил с верою и молитвою старец. Кружатся пчёлки, наследницы тех, что помнят сладкий запах ладана, исходящий от старца. А в тёмных, но уже немного поредевших дивеевских и са­ровских лесах, живут медведи, дальний предок которых приходил к пустынькe старца и ждaл, когда он вынесет ему кусочек хлеба.

Но главное - этo ycтныe предания и рассказы о старце. К 1903-му, году прославления преподобного Серафима в лике святых, ещё были живы свидетели его пoдвигoв, его духоносной жизни. И в год 2003-й от Рождества Христова, когда праздновали столетие прославления свято­го, мы также слышали рассказы о великом праздновании начала ХХ ве­ка, тяжелейшего для России, предсказанного старцем. Века, сказавшего миpy простую истину: спасение только во Христе, в пути к Нему. Все остальные были перепробованы и посрамлены. Спасение в сиянии Вифлеемской звезды, в струях Иордана, в свете Фавора, в Голгофских страданиях, Елеонском Вознесении и Пасхальном Воскресении.

«У нас какая будет paдocть! среди лета запоют Пасху. А народу-то, народу - со всех cтopoн. - Старец помолчал и добавил: Но эта ра­дость будет на короткое время.

Ведь и при жизни преподобный многократно предупреждал о гря­дущих испытаниях и называл их причиной богоотступничество и вольнодумство. Известен случай, когда он, кроткий и тихий, прогнал от себя офицера - будущего декабриста. Менее известен другой слу­чай, о котором напечатано в «Душеполезном собеседнике» за 1903 год. Студент Андрей Леопольдов, как многие тогда, увлекался западными Идеями, в Бога не верил. Но из любопытства, будучи недалеко от Саро­ва, решил навестить старца, о котором был наслышан.

Он пришёл в пустыньку к старцу не за назиданием, а с целью посме­яться потом над блаженненьким старичком, увидел его, сидящим у ко­лодца и смотрящим в него. Вот, - подумал я, - почитают его святым, а он бездельничает. Осудил я тогда и народ русский за его тёмную, ка­залось мне, веру. Старец сказал мне: «Посмотри на дно колодезя. Ви­дишь, вода бьёт ключом, и вместе с нею поднимаются песчинки. Под­нимаются и падают, поднимаются и опять падают, а вода остаётся чи­стой, незамутнённой. Эти песчинки не могут возмутить воды. Так и вы - вольнодумцы, стараетесь возмутить чистое учение Церкви Православной, но всегда, подобно этим песчинкам, будете падать вниз, а учение Святoй Православной Церкви будет стоять чистым во веки». Когда отец Серафим говорил это, у меня по телу пробежал мо­роз, волосы зашевелились. Поражённый прозорливостью старца я пал на колени, исповедался в своём грехе неверия и глумления над Право­славием и просил его молитв и благословения. Ни слова укора я не услышал, только сердечную теплоту и любовь, которой были  согре­ты его наставления. С тех пор я переродился.

А сколько даже не песчинок, а сгустков грязи поднималось с дья­вольского дна, чтобы загрязнить веру Православную, чтобы уничто­жить образ Святой Руси. Но всегда посрамлял их Господь, вразумляя нас, грешных.

Как великое утешение, посланное Господом, было обретение мощей преподобного в 1991 году и перенесение их вначале в Москву, затем в Дивеево. Мы помним это великое, всенародное торжество. Одна из первых остановок крестного хода была в Боголюбском мoнacтыре.. Тогда его здания были заняты совсем не церковными людьми, в глав­ном соборе планировалось открытие ресторана, биллиардных, казино. Уже была заказана мебель и светильник в так называемом монастырском стиле. И вот все эти люди сошлись для общего, самого главного крестного хода, когда мощи святого Серафима понесли из Дивеево в Саров для праздничного молебна в том месте, где он провёл в подви­гах почти пятьдесят лет своей жизни и где окончил отмеренный ему Господом срок земной жизни. Эго было незабываемо. Непрерывное пение молитв, тропарей пасхального и преподобному, молитв Божией Матери ... Те, кто ходил крестными ходами, знают, какие очистительные слёзы льются из глаз, как сильно и радостно бьётся сердце, как ликует душа, любя всех и как поднимается дух, помогающий жить.

Шли и вспоминали заветы преподобного.

Батюшка был восхищен в небесные обитeли и перед кончиной пове­дал о том иноку: «Только не знаю, с тeлoм или кроме тела был там. Бог весть: это непостижимо. А о той радости и сладости, которые я там вкушал, сказать невозможно». Когда он рассказывал, что смотреть было невозможно. Он долго молчал, потом снова заго­ворил: «Если б ты знал, какая радость ожидает душу праведного на небе, ты решился бы во временной жизни переносить всякие скорби, гoнe­ния, клевету. Если бы наша келия была полна червей, и черви бы эти eли плоть нашу всю временную жизнь, то надобно бы было на это соглa­ситься, чтоб только не лишиться той небесной радости. Если сам святой апостол Павел не мог изъяснить той небесной славы, то какой же язык человеческий может изъяснить красоту горнего селения?»

Когда старца благодарили за исцеления, за помощь, он неизменно говорил: «Разве Серафимово дело мертвить и живить, низводить в ад и возводить? Эго дело Единого Бога, Который творит волю боящихся Его и молитву их слушает. Господу Всемогущему да Пречистой Его Ма­тери даждь благодарение».

Молебен в Сарове видела вся страна. В Дивеевском монacтыpe был сделан специальный огpoмный экран, который помог тысячам верую­щих быть участниками службы. Слова Святейшего Патриарха Алексия II, выступление президента, пение слаженного церковного хора про­исходили прямо здесь, рядом с канавкой Божией Матери, по которой круглые сутки шли и шли паломники, творя богородичное правило.

Через два дня состоялся ещё многолюдный крестный ход, теперь уже от Сарова в Дивеево. К этому времени молящиеся отстояли много церковных служб, вечерних и утренних, исповедовались и причаща­лнсь, погружались в холодные, животворящие воды святых источников: серафимовского, александровского, казанского ... Какие это были счастливые дни, о которых можно сказать, что все жили единым сердцем. Вот она, Святая Русь, вот её жертвенное, полное любви лицо.

Сладкий запах кадильного дыма, пение молитв, к которому присоединяется щебетание птиц, плывшие в солнечном воздухе святыe иконы и хоругви, и люди, люди. Море людей. И перед тобою, и за тобою. Буд­то вся необозримая Русь идёт вослед своему любимому батюшке, при­бегает к нему за советом, просит благословения. И оно приходит к нам. Паки и паки (вновь и вновь) мы слышим слова батюшки: «Отче­го мы осуждаем братий своих? от того, что не пытаемся познать са­мих себя. Кто занят познанием самого себя, тому некогда замечать ада за другими. Осуждай себя - и перестанешь осуждать других.

Самих себя должно нам считать грешнейшими и всякое дурное де­ло прощать ближнего, а ненавидеть только диавола, который пре­льстил его ... Притом будем помнить, что дверь покаяния открыта всем, и неизвестно, кто первым войдёт в неё - ты ли, осуждающий, или осуждённый тобою». Когда у человека смиренное сердце, то все коз­ни вражии бывают бездейственны. Главное в покаянии то, чтобы не свершать более раскаянный и прощённый Господом грех».

Вот и вернулись святые мощи батюшки в Дивеевский Троицкий храм. Рядышком - могилки дивеевских сестёр, Преображенский со­бор, колокольня. Вся ограда обители, как райский сад. Сёстры говорят, что здесь очень хорошо приживаются самые нежные цветы, самые капризные, будто и они рaды послужить батюшке и нашим благодар­ным взглядам.

Да не устанут наши уста молиться за её насельниц, за тот родник, ко­торый никогда не выпить разом, но который можно и нужно пить всю жизнь - учение Христово, которому служил преподобный Серафим.

Батюшка Серафим, простой земной человек, достиг таких молитвен­ных высот, что нам просто грешно искать оправдания своим грехам. Спасайся и спасай. А будет трудно, приходи к преподобному. Вспом­ним его слова: «Когда меня не будет, вы ко мне на гробик ходите ... Всё, что есть у вас на душе, что бы ни случилось с вами придите ко мне да всё горе с собой и принесите на гробик. Как живому всё и расскажите, и я услышy вас, и вся скорбь ваша отляжет и пройдёт. Как вы с живым всегда говорили, так и тут. Для вас я живой есть и буду вовеки!

Владимир Николаевич Крупин


Назад к списку