Приход святителя Николая Архиепископа Мир Ликийского Чудотворца - Протоиерей Кирилл Каледа: Осознать, что произошло с нами в ХХ веке ( фото + Видео )
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
Татарстанская митрополия, Казанская епархия, Зеленодольское благочиние
Сайт создан по благословению митрополита Казанского и Татарстанского Анастасия

Протоиерей Кирилл Каледа: Осознать, что произошло с нами в ХХ веке ( фото + Видео )

О вере и верности Богу во времена гонений, новомучениках Русской Церкви и исторической памяти

До и после революции

— Вы неоднократно говорили, что знали, что Ваш дед по маминой линии пострадал в годы репрессий. Что бы Вы могли рассказать о других Ваших родственниках этого поколения? Что Вы знали о супруге о. Владимира Амбарцумова? О родителях о. Глеба?

— Дедушка Александр, папа моего отца, происходил из крестьянской семьи из белорусского Полесья. Его отец, Василий Пантелеймонович, мой прадед, занимался медицинской практикой, был фельдшером после того как он выучился этой науке в армии. Его два сына, мой дедушка и его брат, получили духовное образование: они окончили вначале духовное училище, а затем Минскую духовную семинарию. Надо сказать, что в начале ХХ века Минская семинария была одной из лучших российских семинарий. Но они не предполагали идти по духовной линии и думали заниматься светской деятельностью.

Действительно, дедушка после окончания Минской духовной семинарии поступил в Петроградский политехнический институт и был экономистом. Но он всю жизнь был глубоко верующим человеком. В революционные годы и в начале 20-х гг. он в Петрограде достаточно активно вёл религиозную жизнь и был знаком в том числе и с таким видным тогда петроградским священником, как отец Александр Введенский, который впоследствии стал главой обновленческого раскола. Но надо отдать должное дедушке: при первых проявлениях уклонения о. Александра в этот раскол он от него отошёл.

Бабушка Александра, мама папы, происходила из древнего дворянского рода Сульменевых: в их роду было несколько генералов, адмиралов, достаточно известных людей в XIX столетии. Её отец, Роман Петрович, был генерал-майором в 1917 году. В начале ХХ столетия в течение ряда лет он был воспитателем наследника сербского престола будущего короля Александра, какое-то время семья жила в Белграде в Сербии, и когда королевич Александр приезжал учиться в Петербург, то дедушка вместе со своим воспитанником жил в Зимнем дворце.

Он был достаточно близким другом Константина Константиновича Романова — великого князя, известного поэта и президента Академии наук (хотя Константин Константинович по возрастубыл старше него). И эта связь была понятна, потому что один из предков Романа Петровича, Фёдор Петрович Литке, двоюродный дед, был воспитателем сына императора Николая Павловича, великого князя Константина, отца Константина Константиновича, и, видимо, такая связь, знакомство сохранилось между семьями. Александра Романовна была тоже очень глубоко верующим человеком, и именно на этой почве они познакомились.

Первый раз Александр Васильевич, крестьянский сын, студент Политехнического института, оказался в доме у своего будущего тестя, генерала Сульменева для того, чтобы получить какую-то книгу (у них была хорошая библиотека, и Александра Романовна, бабушка, хотела дать ему нужную ему книгу), и когда дедушка ушёл из их дома, то прадед — это было ещё до революции — сказал: «Шурочка, смотри, какой хороший тебе жених». Она тогда возмутилась, потому что не думала, что она, дворянская дочь, будет выходить замуж за крестьянского сына, но ситуация изменилась: у них, действительно, сложились очень близкие отношения, и в 1920 году они поженились. К сожалению, Александра Романовна относительно рано умерла — она умерла в 1932 году, заболев корью, — но основы веры, основы церковной жизни папа получил именно от неё.

Если говорить о бабушке со стороны мамы, бабушке Вале, то мама её не помнила. Она тоже происходилаиз достаточно известного рода Алексеевых, московских купцов, это был огромный род. Её отец, Георгий Михайлович Алексеев, был купцом — небогатым, хотя старший брат бабушки Вали разбогател, был даже миллионером. Но бабушка никогда не мечтала о каких-то там достижениях в коммерческом предпринимательстве. Её мечтой было выйти замуж за студента. Их было три сестры: одна мечтала выйти замуж за студента, другая — за миллионера, третья — за иностранца.

У них так и получилось: одна её сестра вышла замуж за поляка, уехала потом в Польшу, её потомки сейчас живут в Америке, её сестра тётя Соня вышла замуж за миллионера, псковского купца, но он уже был стариком, достаточно быстро умер, детей у неё не было. А вот бабушка вышла замуж за студента, моего деда, они оба тогда были студентами. И они, действительно, очень любили друг друга.

Однажды дедушка занимался в христианском студенческом движении со студентами изучением Священного Писания. Студентам всегда всё интересно, они задают разные вопросы каверзные. И вот ему задали вопрос: «Владимир Амбарцумович, когда Вы любили больше свою жену: до свадьбы или после?» Он на это ответил: «До свадьбы я свою супругу любил очень сильно, а теперь я не очень понимаю, где кончаюсь я и начинается она». Вот такие у них были отношения. Но, к сожалению, бабушка Валя, родив трёх детей (один сын, Виктор, умер во младенчестве), в 1924 году скоропостижно умерла.

Маму и её старшего брата, впоследствии протоиерея Евгения Амбарцумова, клирика Ленинградской епархии, воспитывала их крёстная мать, Мария Алексеевна Жучкова. Надо отдать должное этой женщине: она ради воспитания детей своей подруги отказалась от своей личной жизни.

Дедушка Володя, будущий священномученик Владимир, происходил из лютеранской семьи и в начале 1920-х гг. перешёл в баптизм. Его супруга, Валентина Георгиевна, умерла баптисткой. Некогда она была православной, но сама, без влияния деда, перешла в баптизм. Как мама и её близкие объясняли, видимо, она не встретила никакого яркого священника, а у неё душа была очень ищущая, жаждущая какой-то активной жизни. Но вот так у неё сложилось. Дедушка потом очень переживал, что она скончалась в баптизме. Но, поскольку она родилась в православии, мы её всегда поминаем без каких-либо сомнений.

Дедушка через какое-то время после смерти бабушки Вали, увидев ту любовь, заботу, которую Мария Алексеевна уделяет её детям (а ему, конечно, очень тяжело было одному), предложил ей, чтобы она вышла за него замуж. Но бабушка — мы в семье её тоже называли бабушкой — бабушка Маруся, поскольку она была воспитана в православии, знала, что священники не могут быть двоеженцами, а к тому времени о дедушке уже было пророчество, что он будет православным священником. И она ему отказала. Дедушка никогда больше к этому вопросу не возвращался.

Конечно, в бытовом отношении жизнь семьи была очень сложная. Бабушка Маруся с детьми — мамой и дядей Женей — жила где-то на квартире, чаще за городом, своего дома не было, а дедушка, по понятным причинам, с ними постоянно не жил, только иногда наездами приезжал, а в основном жил в Москве, ночуя у своих знакомых, у него тоже своего дома не было. Это было, конечно, непросто. Потом уже, в середине 30-х годов, он сказал, что он больше так не может, и стал жить вместе с семьей. Ситуация была непростая: надо сказать, что не все священники верили бабушке Марусе, что у них с моим дедом никаких отношений не было. Она относилась к этому спокойной, просто, если видела недоверие к себе священника на исповеди, больше к этому священнику не ходила.


Назад к списку